Azerbaijan
This article was added by the user Anna. TheWorldNews is not responsible for the content of the platform.

Азербайджанские дети променяли Джыртдана на Спайдермана

Думаем, старшее поколение читателей помнит тот судьбоносный момент, когда, сделав смелый шаг в советское зазеркалье, мы все неожиданно оказались лицом к лицу со сложной проблемой переоценки ценностей. Наступил долгий период безвременья, метаморфозы которого, увы, не всем удалось пережить безболезненно. Однако в целом общество среагировало на них адекватно: первоначальный шок сменился смирением, на смену которому пришло привыкание. Едва ли мы бы стали вспоминать сегодня события тридцатилетней давности, если бы с ними напрямую не был связан процесс воспитания молодого поколения, совпавший, как известно, с растущими день ото дня социальными контрастами в обществе на фоне неустойчивого нравственного климата начала 90-х. И это именно та молодежь, которую мы сегодня именуем миллениалами и спешим обвинять в цинизме, отсутствии идеалов, бездуховности и прочих грехах. Но часто ли при этом мы задаемся вопросом, что именно привело к обнулению их связи с моральными ориентирами предшествующего поколения?

Кстати, по мнению ученых, дети от трех до пяти лет наиболее восприимчивы к различным влияниям из вне, и именно в этом возрасте любой даже мало-мальски значимый эпизод в окружающем мире оставляет в их психике неизгладимый след. 

А теперь небольшая антирекламная пауза.

На днях в поисках подарка для пятилетнего малыша мы заглянули в один из столичных магазинов игрушек и прямо у входа заметили, что его старое доброе название «Детский мир» кто-то сменил на Вaby world, решив, видимо, что это больше отвечает духу времени. Ну что ж, чего не сделаешь ради успеха собственного бизнеса, подумали мы, но, начав рассматривать здешний богатый ассортимент детских товаров, поняли, что он также вполне актуален для наших реалий. С прилавков на нас как-то угрожающе смотрели драконы, роботы-трансформеры, Спайдермен, динозавры, Бэтмен и прочие колоритные персонажи современной галереи сказочных образов. Но больше всего нас озадачили детские полицейские наборы с пистолетами, рацией, гранатами, дубинкой и (о боги!) наручниками. Конечно, здесь можно было подобрать что-то для более, так сказать, щадящего влияния на детскую психику, что может сделать каждый родитель. Но проблема в том, что вся эта яркая палитра детской забавы в любом случае влияет на развитие ребенка через детский контент современного информационного пространства, границы которого определить практически невозможно. Именно поэтому мы решили в редакции haqqin.az сегодня подробно остановиться на тематике детской кинопродукции и обсудить ее с режиссером-художником анимации, директором и художественным руководителем независимой киностудии «Бирлик», заслуженным деятелем искусств Азербайджана, профессором Франгиз Курбановой.

- Судя по географии Международных фестивалей, на которых были представлены ваши работы - Краков, Тбилиси, Бильбао (Испания), Киев, Россия, Бразилия, Алматы - можно смело сказать, что азербайджанскую анимацию знают далеко за пределами нашей страны.

- Знают, безусловно, причем за рубежом не раз были достойно представлены работы и других отечественных режиссеров-аниматоров, и это радует.

Что касается нас, то могу добавить, что в этом году фильм «Аракчин», снятый нами по заказу Союза кинематографистов Азербайджана, был представлен на IV международном фестивале анимации ANIMAFILM и получил диплом как лучший азербайджанский анимационный фильм. По итогам фестиваля я получила приглашение присутствовать в качестве почетного гостя на международном кинофестивале анимационных фильмов, который пройдет в Анси (Франция) в 2022 году.                       

Помимо этого, фильм «Аракчин» также был удостоен награды международных кинофестивалей, прошедших в этом году в Бразилии и России. 

- В свое время вы были художником-постановщиком игровых фильмов «Берег воспоминаний», «Греки», «Урок пения», «Перекресток», «Яблоко как яблоко», «Лев ушел из дома» и других интересных кинолент. И в какой-то момент вас привлек детский жанр. Почему?

- Прежде всего хочу сказать, что для меня анимация – это не только детский жанр, я адресую свои работы зрителям всех возрастных категорий, в том числе и детям, разумеется. Да, по окончании художественного факультета ВГИК я начала работать в киностудии «Азербайджанфильм» как художник-постановщик игрового кино. Но мое желание заняться анимацией возникло отнюдь не случайно, в этом жанре я узрела шанс достичь полной творческой свободы и снимать авторское кино, что дало бы мне возможность придумывать сюжет, смешивать в процессе работы различные техники, съемки на макете, игру актера, куклы и даже жанры. 

- Разве в те годы это было возможно?

- Нет, конечно, и к тому же чисто технически это было очень сложно, это сегодня сделать все с применением компьютерной графики проще простого, а в те годы все снималось на пленку, причем не лучшего качества. Но я все же рискнула, и в 1979 году состоялся мой дебют как режиссера-художника мультипликации в фильме «Сотвори мечту», где я впервые совместила мультипликацию, актерскую игру, макет, рисованные фоны и жанр анимации. Кстати, в роли циркового клоуна в этом фильме снимался актер Фахреддин Манафов.

- То есть это было именно ваше ноу-хау, до вас этого никто не делал в мультипликации?

- Абсолютно никто, дело в том, что в этом фильме впервые комбинированные съемки были без применения контратипа и это был своего рода прорыв в советской мультипликации.

- И как восприняли ваш фильм в кинематографических кругах?

- Когда я представила свою работу в Госкино СССР, она вызвала весьма положительный резонанс, но в то же время не получила соответствующей оценки. Мне так и сказали, что работа очень интересная, но никто не смог определить, к какой категории фильмов ее отнести.

- Как часто в своих работах вы обращаетесь к фольклору?

- Фольклор – это, конечно, богатейшее наследие нашего народа, как, впрочем, и любого другого, но я не могу сказать, что он меня интересует в чистом, первозданном виде. Считаю, что любое произведение устного народного творчества необходимо в известной степени адаптировать к нашим реалиям, чтобы облегчить его восприятие современными детьми. Обратите внимание, сегодня чуть не у каждого ребенка в руках смартфон, планшет, что обеспечивает ему свободный доступ к любой сказке или анимационному фильму. И для того, чтобы привлечь внимание детей к нашим народным сказкам, важно чтобы фильмы, снятые по их мотивам, привлекали детскую аудиторию, и не только нашу, но и зарубежную.

- Но проблема в том, что на определенном этапе пустующую нишу в грамотном воспитании наших детей заняли Губка Боб, Шрек, Спайдермен или, скажем, герои зарубежных экшн-фильмов. Многие из них так и не узнали, кто такие Джыртдан, Гадкий утенок, Мойдодыр, Карлсон. Может ли это положительно сказаться на духовном развитии ребенка?

- Это очень сложный вопрос, который, думаю, требует комплексного решения. Да, в какой-то момент состоялся прорыв в информационном пространстве и нам стали доступны как шедевры мирового кинематографа, так и не самые лучшие его образцы. Что касается детской кинопродукции, то здесь, видимо, главный акцент был сделан на то, что было более актуально на данном отрезке времени. Во всем обществе после распада Союза началось нечто вроде массовой перезагрузки сознания, словно все ждали появления нового человека с совершенно иной ментальностью.

- Вам не кажется, что именно поэтому со временем стал расти психологический барьер между поколением, выросшим на советских «мультиках», которые учили честности, любви к родине, бережному отношению к духовным ценностям, и теми, кто вырос в совершенно ином нравственном пространстве? Ведь какая бы эпоха не воспитала человека, он всегда родом из детства.

- Конечно, это одна из главных причин, которая, на мой взгляд, недостаточно изучена. Я полагаю, что решением ее должны заниматься прежде всего родители, семья, школа и все те, с кем ребенок пребывает в непосредственном контакте. Именно они должны прослеживать, весь спектр аудиовизуальной продукции (это касается не только анимации), которому ребенок сегодня отдает предпочтение. 

- Вы, наверное, заметили, что сегодня дети охотнее смотрят лучшие работы студии «Союзмультфильм», как, впрочем, и взрослые.  Если для нас это вполне понятная ностальгия по прошлому, то чем можно объяснить интерес к ним маленьких зрителей?

- Ничего удивительного в этом нет, любого ребенка, равно как и взрослого, в этих фильмах привлекает прежде всего искренность авторов, то душевное тепло, любовь, которые каждый из них вложил в создание своих персонажей, те добрые чувства, тот позитивный настрой, которыми эти фильмы заряжают зрителей по сей день. В них мы видим четко продуманные, прочувствованные, «живые» персонажи, чего нельзя сказать о героях современной анимации, снятой в технике 3D, которая больше напоминает надоедливые рекламные ролики. И, безусловно, тематика, любая анимация должна учить добру, пониманию чужой боли, пробуждать в душе зрителя светлые чувства, призывать его к размышлению. Но пытаться добиться этого методом компьютерной графики бессмысленно, каждый персонаж должен быть прорисован автором от руки и только в этом случае он может заговорить как живой. Именно этому я учу всех своих студентов.

- Кстати, о студентах. Проявляет ли современная молодежь интерес к профессии аниматора?

- Безусловно, проявляет, и для меня это весьма отрадно. Я являюсь руководителем предмета «художник-постановщик анимационного фильма» при кафедре графики в Азербайджанской государственной академии изобразительного искусства и руководителем отделения «режиссер-художник анимационного фильма» в Международной киношколе, открытой Рустамом Ибрагимбековым при Союзе кинематографистов Азербайджана. Должна отметить, что мои студенты охотно изучают азы анимации и среди них очень много талантливых людей. Да, почти все они выросли на зарубежных анимационных сериалах и, возможно, именно потому сегодня больше тяготеют к созданию в своих работах каких-то ирреальных сцен со всевозможными спецэффектами. Кстати, в немалой степени это связано и с тем, что современная молодежь, чья жизнь проходит большей частью в интернете, живет слишком изолированно от общества, отчего чаще всего и поддается несвойственному ее возрасту пессимизму. Это я нередко замечаю в сюжетах, предлагаемых моими студентами. Но для меня важно научить их снимать фильмы, которые отражают общечеловеческие ценности, любовь к жизни во всех ее проявлениях, наши нравственные ориентиры, национальные традиции, унаследованные нами от далеких предков, что я делаю на своих занятиях.

- Нам известно, что независимая киностудия «Бирлик», директором и художественным руководителем которой вы являетесь, была создана вами в самый разгар перестроечных процессов. Как удалось вам этого достичь, а тем более выстоять в условиях лихих 90-х, когда кинематограф в целом практически остался без средств к существованию?

- Если помните, это был период, когда в стране дали старт развитию различных частных компаний. Кстати, к тому времени я уже была членом Международной ассоциации анимационного кино ASIFA (Association International du Film d'Animation (Франция). В 1988 году я представила свой проект на коллегии Госкино и Союза кинематографистов СССР, где он и был утвержден. Таким образом «Бирлик» стал одной их первых в СССР и единственной в Азербайджане независимой киностудией. К тому же на сегодняшний день это единственная в Азербайджане независимая киностудия, творческая программа которой в 1989 году была утверждена Центральным телевидением и включена в его тематический план. Тогда же с нами был заключен договор на производство детского  сериала: «Рыжики», «Король-паршивец», «Принцесса-Мимо» и «День рождения», который мы сняли с 1989 по 1992 годы. А в тот момент, когда кризис в кино достиг критической отметки, мы просто снимали фильмы по договору с Министерством культуры, стараясь даже при скудном бюджете создать интересную работу, что, собственно, делаем и сегодня.

- Какое место в вашем творчестве занимает героико-патриотическая тематика, которая имеет немаловажное значение в воспитании подрастающего поколения?

- К этой теме я обратилась после событий 20 Января 1990 года. В 1991 году я как руководитель независимой киностудии «Бирлик» выступила с собственной инициативой продюсировать документально-публицистический фильм «Терра Инкогнито» режиссера Лейлы Сафаровой, кстати, до меня это никто не практиковал в производстве фильмов советского периода. Это был первый и, как позже оказалось, единственный в республике фильм, в котором отражена вся история Азербайджана до 1990 года и раскрыта суть карабахского конфликта. Картина была снята на продюсерские деньги киностудии «Бирлик».

Должна сказать, что патриотическая тематика всегда была одним из основных направлений нашей деятельности. До пандемии мы были заняты съемками анимационного фильма «Карабахская сказка» по моему сценарию. Это стало возможным после объявленного Министерством культуры конкурса на лучший сценарий, по итогам которого я получила возможность снять этот фильм. Он должен стать одной из составляющих анимационного сериала «Расскажи мне сказку», который снимается в рамках проекта «Гайыдыш» телекомпании Space. К сожалению, в связи с карантином пришлось несколько притормозить нашу работу и пока мы пребываем в режиме ожидания.

- Приходилось ли вам за все эти годы хотя бы раз пожалеть о своем решении сменить работу в художественном кино на анимацию?

- Поверьте, ни разу, ведь именно анимация дала мне возможность полностью раскрыть свой творческий потенциал - и как художника, и как режиссера. Этот жанр ничем не ограничивает возможности самовыражения автора – а это дорогого стоит. Анимация – это праздник, который всегда со мной, и я всегда хочу щедро делиться им со зрителем.