Azerbaijan
This article was added by the user Anna. TheWorldNews is not responsible for the content of the platform.

Зачем нужен муж или жена, если семья – формальность и фикция?

Тревожная статистика – в Азербайджане за семь месяцев текущего года зафиксированj9692 развода. То есть, ежедневно в нашей стране распадаются в среднем около 50 семей. Примерно такая же картина наблюдается и в соседних Грузии и Армении, из чего можно сделать вывод, что проблема эта – общая.

Впрочем, она видна невооруженным глазом, без замеров статистики и использования других инструментов социального анализа. Вспомните своих родственников и знакомых, одноклассников и однокурсников, а потом мысленно подсчитайте, сколько из них продолжают жить в браке, а сколько – уже развелись. Если получится, хотя бы, в пропорции 50: 50, то это значит, что вас окружают немало высокоморальных людей – факт, который не может не радовать.

Не повторить ошибки молодости

О масштабах этой проблемы свидетельствует и целая армия матерей-одиночек, которых мы встречаем каждый день: они водят своих детей в школу, полноценно работают, ведут современный, а порой, даже светский образ жизни, и главное, не спешат повторно выходить замуж, поскольку большинство из них - вполне состоявшиеся женщины, которые могут позволить себе не повторять ошибки молодости.

Статистика, как уже отмечалось, и впрямь тревожная. Но если не делать скоропалительных выводов, она лишь подтверждает, что наши страны становятся постепенно на путь цивилизованного развития, в котором меняются целый ряд социальных параметров, включая традиционные представления о браке. 

Все дело в том, что образ жизни, сформировавший в нашей стране в ранний постсоветский период, был, как, впрочем, и все остальное, абсолютно ненормальным. Что же касается института брака и семьи, то он базировался на весьма зыбкой, размытой социально-экономической почве, представляя собой сочетание несочетаемых вещей.

Как известно, в Азии молодежь женится рано – часто в подростковом возрасте и, как правило, в 16–17 лет. У этой традиции есть специфический контекст – добрачный секс запрещен под страхом смерти, а сам процесс создания семьи – дело не только молодоженов, но и всего рода, который активно вмешивается в жизнь новобрачных.

Такие естественные для современного мира условия брачного союза, как свобода выбора, добрачный опыт сексуальной жизни, учет несовместимости характеров, психологическая несовместимость и пр. никого не волнуют. Неудивительно, что семьи, создаваемые в закрытых, традиционалистских обществах, как правило, устойчивы и долговечны.

В странах же с европейской моделью образа жизни, все обстоит ровно наоборот: замуж здесь выходят поздно, живут по своему разумению, мнение родителей и соседей в расчет, практически, не берут… Словом, свобода выбора по полной программе. Понятно, что и браки куда менее долговечны.

Социальные джунгли со змеями и хищниками

Примерно в 70-х годах ХХ века Закавказье оказалось на стыке двух систем социальных традиций и моральных ценностей, лобовое столкновение которых привело к противоречивым, а то и к откровенно уродливым результатам, с последствиями которых мы сталкиваемся по сей день.

С одной стороны, жизнь вокруг становилась куда более современной и свободной – учеба по выбору, театры, кафе, кино, свободное общение с подругами, отсутствие жесткого общинно-кланового контроля, короче, почти Европа. Но с другой, внебрачный секс будущих мужа и жены по-прежнему был табуирован и сурово преследовался, что в итоге и становилось решающим стимулом для ранних браков.

В общем, вполне себе азиатский подход. 

Другими словами, в соответствии с культурой брака народов Южного Кавказа того времени, семья должна была создаваться, как принято в Азии, а жить - как в Европе. Довольно-таки уродливый синтез, если учесть, что азиатский тип семьи априори исключает свободу выбора молодоженов, тогда как европейский, напротив, её культивирует.

Подобное моральное уродство могло существовать только в условиях бывшего Советского Союза, наглухо закрытого от влияния внешнего мира, и под гнетом его, так называемых, моральных ценностей.

Но все когда-то заканчивается. В начале 90-х СССР развалился, кокон «страны развитого социализма», который почти восемьдесят лет искусственно подогревали, лопнул, и все мы со своим ущербным багажом духовных ценностей и моральных ориентиров очутились в гуще социальных джунглей, кишащих змеями и свирепыми хищниками.

Моральные авторитеты исчезли, страх перед общественным порицанием улетучился, не стало халявы, надо было драться за каждую копейку, защищать свои семьи, выживать…

Именно тогда, в те страшные 90-е годы, многие мужчины, потеряв социальные ориентиры, так и не смогли приспособиться к эпохе пост апокалипсиса. И тогда инициативу в руки взяли женщины.

Именно в той ситуации большинство кавказских женщин, во всяком случае, в крупных городах, спрашивали себя: «Почему? С какой стати мы должны терпеть мужей, за которых вышли в младенческом возрасте, не имея ни мозгов, ни опыта, ни финансовой самостоятельности? Почему мы должны делить свою жизнь с мужчинами, которые нас не понимают, не ценят, не видят в нас личность, а в трудные времена даже не могут защитить нашу семью?..»

Джин феминизма выпущен из бутылки

Тогда, собственно, и формировались два основных фактора гендерной революции – эрозия авторитетов и отсутствие страха порицания с одной стороны, и стремительный рост статуса женщин, в том числе, и финансовый - с другой. И тогда же джин феминизма был выпущен из бутылки. В результате, если в поздние советские времена женщины боялись разводиться из-за финансовой зависимости и страха перед общественным осуждением, то теперь препятствий не осталось - сформировавший в советское время уродливый, гибридный, неестественный тип семьи полностью себя исчерпал…

Почти пятьдесят разводов в день в Азербайджане и столько же в Грузии и Армении – это вовсе не крушение семейных ценностей и даже не крах института семьи, как полагают некоторые. Это - возвращение к норме. Когда те, кто хочет жить по–европейски, будут создавать свои семьи именно так, с учетом интересов и мужа, и жены, с высокой свободой выбора и уровнем равноправия для каждого.

Результаты? Не знаю как в Баку, но в Тбилиси сегодня мужчина, выгуливающий в коляске своего малыша – обычное явление. Кстати, абсолютно немыслимое всего каких-то 30–40 лет назад.

Нормальный, европейский стиль семьи, становится все более популярным и в Азербайджане, что не может не радовать. Ценность равноправия и свободы выбора в том и заключается, что сегодня уже нет необходимости терпеть супруга там, где семейная жизнь давно превратилась в формальность, в фикцию.

Оттого и разводов – по пятьдесят штук на день.

При этом никто не отнимает у религиозных и консервативных сторонников традиционного образа жизни их право сделать свой выбор, жениться по рекомендации родителей в раннем возрасте и оставаться под полным контролем общины и семьи. Как по мне, перспективы такой совместной жизни более чем сомнительные.

Зато без разводов.

Институт семьи не рушится, уважаемые дамы и господа! Он просто в поисках новой, более естественной и гармоничной формы.

Всего-то!